Комментарии бухгалтерии к Актам ревизии ДПК Светлана

 Проверка за 2017 год

 1.      В ревизионном акте указано, что на балансе числятся основные средства, на все основные средства начислена амортизация в размере 100%. Это ошибка. В некомерческих организация амортизация на основные средства не начисляется, начисляется износ. Начисленные суммы износа отражаются за балансом. (ПБУ 6/01)

 2.      Указано, что налогооблагаемая база по УСН сформирована за счет взносов в Простое товарищество. Это ошибка, которая привела к излишнему перечислению налога по УСН в бюджет.  Имущество (в том числе денежные средства), поступившее в качестве вклада в совместную деятельность (простое товарищество), отражается участником, ведущим общий учет, в отдельном балансе на счете 80 «Вклады товарищей» (п. 18 ПБУ 20/03). Доходом товарища, ведущего общие дела (в данном случае ДПК «Светлана») такие поступления не являются. 

 3.      Отражена дебиторская задолженность по ООО «Минимакс» в сумме «190,9 т.р.» на 1 января 2018 г. На момент проверки документов, закрывающих аванс Минимаксу в указанной сумме, не было. Акт сверки на 01.01.2018 отсутствовал и ревизорами при проверке запрошен не был. Однако в 2021 году при проверке 2018 года, когда уже новое правление и бухгалтерия собрали недостающие документы 2018 года, выяснилось, что накладная на 188875,23 руб., закрывающая указанный аванс, датирована 5 декабря 2017 г., то есть на момент проверки отчета 2017 года дебиторская задолженность, отраженная ревизионной комиссией, не соответствовала действительности.

 4.      Ревизоры рекомендуют публично вывешивать списки должников, что является нарушением законодательства о персональных данных.

 5.      В акте ревизии отражено отсутствие акта выполненных работ по договору №1 от

 30.04.2017, но это не мешает включать суммы оплат по ним в исполнение сметы за 2017 год. Зато за 2018 и 2019 годы — мешает, несмотря на то, что закрывающие документы (акты) в итоге представлены.

 6.      Кадровый учет не упомянут вообще, как и документооборот. Не отражена проверка плана счетов, учетной политики, инвентарных ведомостей — в 2017 году ничего из этого ревизорам было не нужно.

 Проверка за 2018 год

 1.      Ревизоры указывают, что основные средства на балансе не числятся. Принимая во внимание отчет за 2017 год, это логично, ведь в 2017 году все имущество ДПК «самортизировано» на 100% по отчету этой же комиссии.

 2.      В ревизионном акте ошибка в отражении остатков денег на расчетном счете на

 01.01.2018, верно 261.300,77 руб.

 3.      Указано, что фактически собрано членских взносов 6.651.369,41 руб, но не указано, что это членские взносы за все годы, собранные в 2018 году: в силу особенностей учета в 2018 году, при приеме взносов в программе не отражалось, за какой год эти взносы. Отсюда и неточность в следующем выводе: ревизоры пишут, долг членов ДПК по взносам 2018 года — 360.468,79 руб. Это не долг по взносам 2018 года, это увеличение общей суммы долга за прошедший 2018 год.

 4.      Неверно указана сумма общего долга членов ДПК по членским взносам перед кооперативом. Предположительно, это произошло из-за того, что ревизоры не отразили в своем отчете те изменения по сравнению с первоначальным данными, представленными в первичном отчете бухгалтерией, которые они потребовали внести. В итоговом отчете о финансово-хозяйственной деятельности, с учетом поправок, внесенных по требованиям ревизоров,  задолженность садоводов по членским взносам перед ДПК составляет 2.396.270 руб. на 01.01.2019 г.

 5.      Ошибка в указании суммы фактических расходов: указано 5.412.769,00, верная сумма — 5.430.712,89 (о чем бухгалтером сообщено ревизорам, однако исправление в ревизионный отчет 2018 г. внесено не было). Поясняем, как получилась эта ошибка: Годовой отчет за 2018 год подготовлен текущей бухгалтерией, приступившей к учету ДПК в июне 2019 года.  Изучая отчет, ревизия настояла на переносе некоторых расходов из одного фонда (целевые на Внешние узлы учета, далее ВУУ) на другой (членские взносы 2018 года). Бухгалтерия выполнила указанное требование, в учете и в своем отчете перенесла, после каждой правки направляя исправленную электронную версию отчета ревизионной комиссии. Но ревизоры при составлении своего отчета ориентировались на бумажную распечатку первой версии отчета, в который от руки ими вносились поправки. Соответственно, уменьшение суммы расходов по целевым взносам ВУУ ревизоры отразили, а увеличение на ту же сумму расходов по членским взносам 2018 года — нет.

 6.      Ревизией усмотрены неподтвержденные расходы на сумму 1.365.644,94 в кассе и банке. Рассмотрим, что это за сумма:

 - в кассе не принято 601.361,72 руб. Указано, что в эту сумму входит «выплата наличными по счету 50», что неверно, поскольку это выплаты по счету 71, расчеты с подотчетными лицами (согласно базе 1С). Странно, что при полном отсутствии документов по кассе и расчетам с подотчетными лицами, не приняты только подотчетные суммы, а по счету 50 и выплаченные и собранные суммы приняты, хоть на них тоже нет документов.

 В бухгалтерском учете по счету 71 отражаются расчеты с подотчетными лицами. Им выдаются деньги на расходы, они их тратят и отчитываются, представляя оправдательные документы — чеки, квитанции и проч. Что же не принято ревизией за 2018 год: согласно учету (базе 1С) в 2018 году подотчетными лицами было израсходовано: Валугиным И.Г. - 43.674,34, в основном административные расходы: аренда зала для собрания, госпошлина, канц.ттовары, программы — всего на 31.481,55 руб., а также на 12192,79 закуплены электроматериалы;

 Малишевским Е.В. - 543,834,08 руб., это закупка материалов на ремонт водопровода, оплата подрядчикам ремонта дорог, спила деревьев, электроработ по Камчатке — фактически почти все текущие расходы по содержанию инфраструктуры за 2018 год; Сатиной С.М. - 13.853,30 — оплата интернета и канцтоваров.

 И эти расходы ревизоры предлагают исключить из исполнения сметы, т. к. сами документы исчезли. Мы заявляли ревизорам о категорическом несогласии с таким подходом, указывали на необходимость розыска документов, на что получили ответ «нам это не надо».

 Полагаем, что сомнений в том, что эти расходы фактически были понесены, у ревизоров нет. Их позиция основывается исключительно на формальных основаниях. Мы считаем, что необходимо приложить все усилия к поиску документов, но и до их нахождения исключать 601.361,72 из исполнения сметы будет неправильно. Примечание: в мае 2021 г. усилиями председателя и предыдущего бухгалтера указанные документы все-таки были разысканы и предложены к изучению ревизорам, однако, ответа не получено.

 - теперь расходы по расчетному счету, исключаемые ревизорами из исполнения сметы: это 764.283,22 руб., в т.ч.:

 736.388,68 руб — учреждение ДЭК (отметим, что указанная сумма — даже не оплаты 2018 года, не закрытые актами, что составляло бы меньшую сумму = 1.084.601,84 перечислено минус 370.264,10 закрыто (хоть акта и нет, ревизией принят просто счет на оплату) = 714.337,74 руб. А указанные в ревизионном акте 736.388,68 — это сумма задолженности УДЭКа перед ДПК «Светлана» по состоянию на 01.01.2019, что говорит об отсутствии единого методологического подхода у ревизоров, вкупе с намерением «снять» с исполнения сметы как можно большую сумму с расходов.

 9.195,54 руб — ООО «АСМ»

 18.700,00 руб. - ДПК «Октябрь» все эти суммы фактически перечислены с расчетного счета ДПК в 2018 году на счета указанных организаций, что подтверждается выпиской банка. Ревизоры не принимают их, т. к. им не были представлены закрывающие документы — акты, накладные и т. п. Причем по ООО «АСМ» накладная была в итоге представлена ревизорам, ее по запросу бухгалтерии представил контрагент. Восстановить документы по УДЭК и ДПК «Октябрь» на данный момент не получилось, поскольку УДЭК уже прекратил свое существование, а ДПК «Октябрь» пока не ответил. Но это не значит, что эти средства не были израсходованы на благо ДПК. Фактическое предоставление услуг УДЭКа и ДПК «Октябрь» не оспаривается, требование исключить эти расходы из исполнения сметы основано только на формальных основаниях и внезапно ужесточившихся требованиях ревизоров (по сравнению с 2017 годом).

 Не принимать указанные расходы, как предлагают в выводах ревизоры, означает следующее: те садоводы, кто на них не сдавал взносы (должники), уже их не сдадут, а тем, кто их сдал (добросовестные плательщики) — придется их вернуть. Откуда взять эти деньги? На этот вопрос ревизоры пока не дают ответа, но очевидно, он у них подготовлен — взыскать с «виновных» сотрудников ДПК, ибо других источников нет, не собирать же на это новые взносы.

 То есть сотрудники, работавшие на ДПК в 2018 году, должны будут из своего кармана выплатить эти деньги, уже один раз собранные и потраченные, чтобы только должникам не пришлось их сдавать?

 По нашему мнению, отчет об исполнении сметы за 2018 г. надо принять в том виде, в котором он был представлен правлением ревизии и будет представлен общему собранию, то есть в полном объеме фактически затраченных средств. Безусловно, с указанием необходимости разыскать документы по движению наличных денежных средств (касса, подотчет) и закрывающих документов по безналичным расчетам (УДЭК и ДПК  «Октябрь»). Тем более, что в 17 году в аналогичной ситуации ревизионная комиссия так и поступила, не исключив неподтвержденные закрывающими документами расходы из исполнения сметы, а рекомендуя «устранить отсутствие этих актов» (п.7 акта ревизионной проверки за 2017 год).

 7.      Выводы ревизии на стр.3 не верны арифметически (по причинам, изложенным в п.4 настоящего документа). Ниже приведем сравнительные данные:

 Источник

 

Подтвержденные расходы

В отчете РК за 2018 год

4.047.124,00

На самом деле по логике РК должно быть (больше на сумму расходов, убранных из целевых взносов ВУУ, но «не донесенных» до членских взносов)

4.065.067,95

По отчету правления (фактически)

5.430.712,89

 Показатель «не использовано» также приведен неверно, по причине той же ошибки.

 8.      Целевые взносы 2018.

 Надо отметить, что из-за особенностей учета в 2018 году, невозможно разделить собранные в 2018 году целевые взносы по их принадлежности по годам и направлениям финансирования (ВУУ, водопровод и более направления), т. к. все они отражались по одному субсчету и в учетной программе в документах оплаты отсутствуют указания на год и назначение взноса. Начисления целевых взносов 2018 года также не разбиты по направлениям, что затрудняет их анализ. Для ревизионного отчета они поделены строго пополам, хоть это и не соответствует истине и не было озвучено в ревизионном отчете, хотя важные допущения обязательно должны быть озвучены. Поэтому в нем неверно утверждается, что долг по целевым взносам 2018 года — 344.316,49 руб. Эта сумма — увеличение долгов по всем целевым взносам, по итогам 2018 года, поскольку представляет собой разницу между всеми начисленными и всеми собранными целевыми взносами, по всем годам и направлениям. Такой подход ревизоров отвлекает внимание пользователя отчетности от истинной суммы долгов, в которой немалую долю составляют долги до 2018 года. Отметим, что новой бухгалтерией ведется непрерывная работа по выявлению реальной структуры задолженности садоводов (по годам и направлениям) — путем анализа базы данных 1С предыдущей бухгалтерии, текущих платежей и данных самих садоводов, которые они предоставляют в рамках сверки взаиморасчетов.

 Отметим также, что при указании на ошибку начисления взносов по уч 355 и 367, аргументов, почему именно приведенное ревизорами сальдо — истинное — не приводится. Данных об этой ошибке для ее исправления в текущем учете в бухгалтерию не передано.

 9.      Экономия по смете в таблице ревизоров допущено несколько ошибок (выявлены и указаны ревизорам бухгалтером Морозовой Д.М. после публикации ревизионного акта на сайте, но до окончательной передачи его в бумажном виде председателю правления): - не указана экономия по земельному налогу 538 руб., хотя указаны и более незначительные суммы. Не исправлено.

 -                      в первом варианте ревизионного акта за 2018 г. экономия по дорогам и водопроводу была указана исходя из первого варианта отчета — 35.869,00 руб., до отражения исправлений, требуемых ревизорами (см. пояснения в п.4 настоящего документа). В бумажном варианте ревизионного акта она уже исправлена на верное значение — 27.396,00 руб (с учетом переноса сюда по требованию ревизоров расходов в сумме

 8.500,00 из целевых ВУУ). 

 -                      экономия по непредвиденным расходам указана также без учета поправок самих ревизоров — по их требованию сюда перенесена сумма 92.444,00 из целевых ВУУ.

 Верное значение — 1.026.917,00 руб. Не исправлено.

 -                      не упомянута экономия по статье ДЭК (долевое участие, содержание электрослужбы), которая в отчете правления составила 287.236,00 руб. В то же время не предложена и своя цифра «экономии», которая бы сформировалась как разница между плановыми затратами и фактически понесенными, которые не были приняты ревизорами.

 Таблицы «Экономия по смете» и «Перерасход по смете» в акте ревизии в принципе вызывают недоумение, поскольку данные в них опираются на предложенный правлением отчет об исполнении сметы, где «выброшенные» ревизорами суммы учтены в расходах.

 10.  Дебиторская и кредиторская задолженность

 При упоминании задолженности УДЭКа перед ДПК в размере 736.388,68 руб. указано, что сделка УДЭК и ДПК может носить мнимый, притворный характер. При этом в отчете за 2017 год, когда на 1 января 2017 года задолженность УДЭКа перед ДПК составляла 2.544.797,89 руб. (согласно программе 1С за тот период), то есть в почти 4 раза больше, таких сомнений у тех же ревизоров не возникало.

 В разделе Электроэнергия ревизорами ошибочно указано «начислено и оплачено» от ПСК в адрес ДПК 3.936.856,55 руб. Указанная сумма отражает только сумму перечисления в ПСК по договору энергоснабжения, а начислена другая — 3.873.511,28 руб.

 11.  Бухучет

 Договоры с авансовыми платежами представлены в выводах ревизоров как нарушение, в то время, как это нормальная практика.

 С непонятными целями ревизоры отразили в своем акте документ, очевидно попавший в документы ДПК по ошибке от поставщика (выставлен от ПСК в ООО «Фрегат»). В учете ДПК этот документ не отражен, как свидетельствуют сами ревизоры, цель его упоминания в ревизионном акте неясна.

 12.  Кадровый учет.

 Ревизоры отражают, что кадровый учет не поставлен. В 2017 году он не был ими даже упомянут.

 А упомянутые в ревизионном акте за 2018 год кадровые документы восстановлены в 2019 году силами новой бухгалтерии, о чем ревизоры не упоминают.

 ВЫВОДЫ:

 1.      Ревизионный отчет за 2018 год содержит ошибки, опечатки и противоречия. Не содержит единого методологического подхода ни внутри себя, ни в сравнении с аналогичным актом за 2017 год.

 2.      Ревизоры рекомендуют правлению провести инвентаризацию и оценку имущества, принадлежащего ДПК «Светлана» и поставить его на бух.учет. Но буквально в предыдущем ревизионном акте (за 2017 г.) те же ревизоры констатировали факт полного списания стоимости имущества ДПК «Светлана» с учета в результате начисления «100% амортизации». Вместо заказа дорогостоящей оценки имущества, которую предлагают ревизоры, логично было бы восстановить в учете первоначальную стоимость основных средств, по суммам затрат на их приобретение. Но в учетной программе 1С, в которой велся учет в 2017 г., ни по счету 01 (основные средства), ни по счету 02 (амортизация), нет движений за весь период отраженных в ней операций (с 2014 г по май 2019 г), карточки основных средств в программе отсутствуют. Откуда взята в акте за 2017 г. информация о составе и первоначальной стоимости («497 т.р.») основных средств, а главное — где ее найти теперь, непонятно. 3. По п.3 ревизионного отчета:

 Учет начислений по электроэнергии в разрезе каждого потребителя в настоящее время ведет ООО «ДЭК». ООО «ЦБСО» по запросу готово рассмотреть вариант включения учета расчетов потребленной электроэнергии по лицевым счетам в состав услуг по договору бухгалтерского обслуживания.

 4.      По п.4 ревизионного отчета:

 Определение методики начисления целевых взносов — это по сути принятие финансово-экономического обоснования размера взносов, что по ФЗ-217 отнесено к исключительной компетенции Общего собрания.

 5.      По п. 7 ревизионного отчета — принимать такое предложение нельзя, поскольку оно основано на предвзятом, методологически неверном и арифметически ошибочном расчете. Принятие этого предложения приведет к финансовому коллапсу текущей деятельности, т. к. от добросовестных плательщиков платежей не будет поступать, наоборот, ДПК им будет должен, а сбор долгов, даже уменьшенных, с должников — скорее всего будет возможен только по суду.

 6.      По п.9 - непонятно, что имеют в виду ревизоры, поскольку «выявление нецелевого использования членских и целевых взносов» - их задача.

 7.      По п.11 -  в первом опубликованном варианте ревизионного акта была рекомендация «пересчитать размер целевых взносов для членов «Камчатки», что является незаонным — ни правление, ни бухгалтерия не могут по своей воле или по воле ревизоров «пересчитать» сумму взносов. Определение размера взносов и методики их исчисления, а также включение в смету взносов тех или иных позиций, находится в исключительной компетенции Общего собрания. Членам ДПК, чьи участки находятся на территории «Камчатки» начисления целевых взносов должно производиться в том же размере, что и остальным собственникам, т. к. у них равные права и обязанности.

 Указанная позиция была донесена до ревизоров, после чего данный пункт в окончательном варианте ревизионного акта изменился — теперь рекомендуется «зачесть» работы по Камчатке в целевые взносы. Однако ревизоры не указали на финансовые последствия данного шага: если сумму, затраченную на ремонт электросетей Камчатки перенести на целевые взносы, объем Исполнения сметы 2018 года еще уменьшится, а объем целевых взносов увеличивать не предлагается. А поскольку ревизоры предлагают на основании суммы Исполнения сметы «произвести перерасчет членских взносов 2018 г.), это значит, что размер задолженности должников еще больше уменьшится, а переплаты добросовестных плательщиков — увеличатся и платежный коллапс приобретет еще больший масштаб. К тому же это несправедливо по отношению к добросовестным плательщикам: они в свое время оплатили все полагающиеся начисления, должники жили эти годы за их счет, а теперь мало того, что не заплатят пени за пользование чужими денежными средствами, так еще и будут пользоваться переплатами добросовестных плательщиков еще сколько-то времени.

 8.      Альтернативой рекомендации ревизоров «произвести перерасчет членских взносов» предлагается следующее решение:

  1.  Принять отчет об Исполнении сметы за 2018 г. в редакции, представленной правлением (с учетом исправлений, внесенных по требованию ревизоров), на сумму 5.430.712,89 руб. Акт ревизии за 2018 г. не принимать.
  2.  Оставить размер членского взноса 2018 г. без изменений, 1350 руб. за сотку личной площади.
  3.  Установить пени за просрочку в оплате членских взносов (если еще нет) // Произвести начисление пеней за просрочку в оплате членских взносов согласно положениям Устава за весь период просрочки должникам по состоянию на 01.05.2021.
  4.  Правлению активизировать сбор задолженности по членским взносам 2018 г. (равно как и всем остальным задолженностям), с учетом пени, в том числе в судебном порядке.
  5.  Собранные долги по членским взносам 2018 г. (и ранее), а также собранные пени направить на уставные цели по решению очередного общего собрания (дополнительные меры по благоустройству, снижение размера планируемых взносов будущих периодов и т. п.).

 Справочно: как уже отмечалось выше, поскольку особенности учета в 2018 г. не позволяли строго разделить членские взносы по годам, по состоянию на 01.05.2021  полная сумма задолженности по членским взносам до 2019 г — 1.543.206,84 руб. Сбор этих долгов и направление их на финансирование будущих периодов позволит снизить нагрузку на садоводов почти на 300 руб. на сотку (1.543.206,84 руб/519395 м.кв. личных земель).

 Проверка за 2019 год

 Небольшое предисловие

 Договор бухгалтерского обслуживания между ДПК «Светлана» и ООО «ЦБСО»

 (генеральный директор — Морозова Д.М.) заключен 01.06.2019. Стоимость обслуживания по договору — 30.000 руб. в месяц. Для сравнения: предыдущая бухгалтерия обходилась ДПК в 27342 руб. в месяц (только ФОТ, не считая расходов на программы, интернет и т. д.).

 По условиям договора, Исполнитель ведет учет операций с даты заключения договора.

 При заключении договора нам была передана учетная база 1С предыдущей бухгалтерии.

 Предполагалось, что мы возьмем данные об остатках по бухгалтерскому учету и по взаиморасчетам с садоводами на 01.06.2019 и перенесем их в свою базу (мы работаем в специализированной программе, представляющей большие возможности для учета по лицевым счетам садоводов).

 Остатки по счетам учета в переданной базе вызывали у нас сомнения (были отражены не закрытые авансы поставщикам с 2017 года, с самим планом счетов, применявшимся в учете мы не были согласны).

 Председателю правления Валугину И.Г. было предложено с нашей стороны провести работу по выявлению актуального сальдо на 01.01.2019  (путем проведения сверок с контрагентами, восстановления недостающих документов и т. д.), а также отражению в нашей учетной программе всех операций, начиная с 01.01.2019, т. е. дополнительно за 5 месяцев. Стоимость указанной работы составила 60.000 руб. Задачи восстановления учета за 2018 перед нами не ставились.

 Для актуализации сальдо была проделана большая работа по сбору недостающих документов по периоду до 01.06.2019, их анализу и определению актуального сальдо на 01.01.2019. Были собраны все документы, подтверждающие отраженное нами на 01.01.2019 сальдо по счетам учета взаиморасчетов с поставщиками, за исключением документов от Учреждения ДЭК, которое к тому моменту перестало существовать. Экспертным путем (со слов Председателя правления) определено, что все оплаченные работы были выполнены, по его распоряжению сумма 736.388,68 руб. в состав задолженности не включена, поскольку ее включение в состав задолженности дебиторов перед ДПК означало бы искажение ее реальных размеров на несуществующую величину, что является грубым нарушением, поскольку цель учета — формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении. Комментарии к ревизионному акту:

 1.                  На стр 2 ревизионного акта за 2019 г. указано на отсутствие на балансе ДПК основных средств в 2018 году.

 2.                  При отражении фактически собранных в 2019 году взносов, ревизоры опять не уточняют, что это сборы по взносам всех лет, т. е. и долги по периодам до 2019 года, отсюда неверный вывод о сумме долгов по взносам 2019 года (1.396.849 руб.). Указанная сумма — это увеличение совокупного размера задолженности садоводов по членским взносам всех лет, в том числе и долги по взносам 2019 года.

 3.                  Неверно указана сумма фактически израсходованных из собранных членских взносов средств 5.810.145 руб., верная сумма — 5.819.685 руб. Ситуация здесь аналогична проверке за 2018 год: в первой версии годового отчета, представленного ревизии, в состав фактических расходов из членских взносов не была включена сумма 9540 руб., уплаченная за лицензию АСКУЭ (была изначально отнесена на целевые по АСКУЭ). После требования ревизионной комиссии о переносе этой суммы на членские взносы,  были внесены соответствующие исправления в учет и в годовой отчет, который был сразу же представлен ревизорам. Тем не менее, в своем отчете они это исправление не учли, занизив тем самым сумму принятых в Исполнении сметы расходов.

 4.                  В отчете за 2019 год ревизоры не усматривают подтверждения расходов на сумму 150.175,49 руб., перечисленную по расчетному счету в ООО «Аэрогеодезия», несмотря на то, что имеется акт выполненных работ, представленный подрядчиком. В учет акт был принят по распоряжению председателя правления именно в таком виде (без подписи и печати со строны ДПК «Светлана» на тот момент, что объясняется отсутствием на дату акта окончательного результата в виде согласования результатов работы подрядчика в Росреестре). Фактически услуга оказана, имеется результат в виде межевых планов территории ДПК, а временное отсутствие подписи продиктовано стремлением руководителя иметь рычаг воздействия на подрядчика в случае непредвиденных ситуаций. Исключать данную сумму расходов из отчета об исполнении сметы неверно. Верная сумма расходов в целях Исполнения сметы 2019 г — 5.819.685 руб.

 

5.                  Целевые взносы

 Небольшое отступление

 К одному из своих заседаний осенью 2019 г. правление попросило нас подготовить информацию по распределению остатка денежных средств по их видам: сколько из общей суммы денег членских, сколько целевых (по направлениям), сколько «электрических». Для выполнения этой задачи мы проанализировали все доступные нам данные учета — с 2014 года в старой базе (без дополнительной платы). Мы подготовили отчет по разработанной нами форме, который мы называем Баланс целевых средств. В нем консолидирована информация за отчетный год, включая такие показатели как деньги в наличии, долги нам (садоводов и поставщиков-подрядчиков), долги наши, в разрезе направлений целевого финансирования (по условным Фондам: членских взносов, целевых по задачам и т. д.). Таких балансов мы подготовили пять, по числу анализируемых лет. Это очень удобный и наглядный аналитический инструмент для принятия решений в текущей деятельности и планирования. Для представления ревизорам информации о финансово-хозяйственной деятельности за отчетные периоды 2018 — 2020 гг мы использовали в том числе и эти отчеты. Кроме того, нами были подготовлены отчеты по двум основным фондам Целевых взносов в настоящий момент - на ВУУ и на водопровод, за все годы их существования. Там собрана и представлена в удобном для восприятия виде информация по начислениям и сборам взносов, выполненным и оплаченным работам, а также долгам ДПК и перед ДПК. Данные, представленные в этих отчетах, согласованы с ревизорами в процессе ревизионной проверки.

 В ревизионном отчете неверно указаны размеры долгов по целевым взносам: 1.260.600 руб — это сумма совокупного увеличения задолженности по всем целевым взносам за 2019 год, а итоговая сумма долгов по целевым взносам всех лет по состоянию на 31.12.2019 составляет не 3.128.889 (это сумма из первичного отчета, до внесения исправлений по требованию ревизоров), а 3.118.729 руб.

 Необходимо отметить, что при анализе движений по фондам целевых взносов, ревизорами принято допущение (о котором они не упоминают) следующего характера: при распределении платежей по целевым взносам, которые поступили в 2017, 2018 и 2019 гг, их сумма разбивается по назначениям (на ВУУ и на водопровод) строго пополам. При этом получается, что платежи по старым целевым взносам (до 2017 г.) в эти три года не поступали вовсе (что не соответствует действительности), и искажается реальная картина долгов по целевым взносам на ВУУ и водопровод.

 Для целей подготовки отчета к общему собранию мы согласились с таким подходом (поскольку точных данных по видам целевых сборов за указанный период действительно нет) и внесли соответствующие исправления в Баланс по целевым средствам за указанные годы, но в фактическом учете, который мы ведем ежедневно в учетной программе, данные по структуре задолженности корректируются постоянно, поскольку проводятся сверки с садоводами и выясняется назначение платежей, не идентифицированных в предыдущем учете по видам.

 Актуальные же данные по структуре задолженности садоводов перед ДПК на 31.12.2019 следующие:

 

вступительный взнос

77 500,00

земельный налог личный 2015-2017

22 734,88

земельный налог личный 2018

11 119,35

земельный налог личный 2019

10 910,57

Целевой взнос водопровод 2019 г.

699 000,00

Целевой взнос электроузлы 2019 г.

757 000,00

целевые взносы 2018 и ранее

1 672 888,60

членские взносы 2018 и ранее

1 871 915,44

Членский взнос 2019 г.

1 888 309,50

Итого

7 011 378,34

 6.         Расходование целевых взносов

 Ревизор ошибочно называет «перерасходом по смете» в сумме 142.816,30 руб. превышение расходов текущего периода (оплат поставщикам и подрядчикам в 2019 году в сумме 2.446.816,30 руб.) над суммой начисленных садоводам за 2019 г. взносов (2.304.000 руб). Если говорить об исполнении сметы целевых взносов на ВУУ, то надо принимать во внимание всю картину движений по этим взносам, за все три года, а не только за последний, поскольку в предыдущих годах при аналогичном подходе можно говорить о экономии, нарастающим итогом достигшей к концу 2019 года 2.957.236 руб.:

 в 2017 г начислено взносов 2.296.937 руб., а оплачено подрядчикам 442.638 руб., экономия =

 1.854.299 руб.; в 2018 г. начислено 2.258.667, а оплачено подрядчикам 1.012.914 руб., экономия по году 1.245.753 руб., а нарастающим итогом, с учетом экономии за 2017 г = 3.100.052 руб.; в 2019 г. начислено 2.304.000 руб., а оплачено подрядчикам 2.446.816 руб., перерасход по году = 142.816 руб., но нарастающим итогом, с учетом результатов двух предыдущих лет — экономия 2.957.236 руб.

 Даже такой подход (неверный по сути, поясним это ниже), если его применять методично, показывает совсем не ту картину, которую отражают в акте ревизоры.

 Почему подход неверный:

 Если мы хотим видеть исполнение сметы, то есть фактическое освоение фондов, без учета реальных движений денежных средств, мы сравниваем начисленные (а не собранные) взносы и выполненные (а не оплаченные) работы. В нашем случае это:

 начислено взносов за три года: 2.296.937+2.258.667+2.304.000=6.859.604 руб. выполнено работ за три года: 0+1.156.378+2.745.990= 3.902.368 руб. экономия (точнее, недоисполнение) по смете: 6.859.604 — 3.902.368 = 2.957.236 руб.

 мы вышли на ту же цифру, что и в нашем предыдущем расчете потому, что за три года сумма выполненных и оплаченных работ совпала (авансы были отработаны, долги оплачены). А еще можно проанализировать разницу между начисленными и оплаченными взносами: начислено за три года садоводам = 6.859.604 руб. оплачено за три года садоводами = 5.673.664 руб. по факту меньше, т. к. тут действует допущение, что все, что приходило с назначением «целевые взносы», делилось строго пополам между ВУУ и водопроводом.

 Долг садоводов перед ДПК по целевым ВУУ = 1.185.940 руб.

 И есть еще один показатель, который можно вывести по этим данным: остаток «живых» денег по фонду на конец периода:

 Собрано взносов с садоводов за три года = 5.673.664 руб.

 Оплачено подрядчикам за три года = 442.638+1.012.914+2.446.816 = 3.902.368 руб.

 остаток денежных средств на 31.12.2019, относящийся к фонду «Целевые взносы на ВУУ» = 5.673.664 — 3.902.368 = 1.771.296 руб.

 И теперь мы видим, какова структура остатка фонда «Целевые ВУУ» на 31.12.2019: в деньгах = 1.771.296 руб. в долгах садоводов перед ДПК = 1.185.940 руб., а всего = 2.957.236 руб., которые мы сможем потратить на цели этого фонда, если соберем долги 1.185.940 и не растратим деньги 1.771.296 на другие, «убыточные» фонды. Все указанные суммы по фондам «Целевые ВУУ» и «Целевые водопровод» - в прилагающихся отчетах.

 7.                  По Целевым на водопровод в ревизионом акте применяется тот же искажающий результаты подход: сравнивается начисление взносов текущего года и оплата подрядчику, произведенная в текущем году, указанную сумму нельзя назвать экономией. Если провести анализ по той методике, что приведена нами выше, применительно к Целевым взносам на ВУУ, показатели по Целевым взносам на водопровод будут следующими:

 Неиспользованный остаток фонда на 31.12.2019 = 2.423.604 руб. (а не 1.388.000 руб, как пишут ревизоры), в том числе: в деньгах = 1.295.664 руб.

 в долгах садоводов перед ДПК = 1.127.940 руб.

 8.                  При отражении экономии по смете 2019 года ревизоры допустили ту же ошибку, что и в акте по 2018 году: не учли собственные поправки, указав сумму экономии по непредвиденным расходам без учета отнесенных ими на эту статью расходов на текущую лицензию АСКУЭ в сумме 9.540 руб. Верная сумма экономии по статье «непредвиденные расходы» - не 481.925, а 472.385 руб.

 9.                  Дебиторская задолженность

 Указывая сумму 2065,89 руб. как дебиторскую задолженность ООО «Минимакс» перед ДПК, ревизоры не поясняют всю картину. Эта задолженность была отражена в данной сумме еще в учете предыдущей бухгалтерии как входящее сальдо на 01.01.2015 г.  В период с 2015 по 2017 г., когда ДПК производило расчеты с ООО «Минимакс», эта сумма не была востребована назад или принята к зачету. В 2017 году в ООО «Минимакс» была перечислена оплата в размере 188.875,23 руб, которая оставалась в учете как аванс, вплоть до передачи нам бухгалтерии в июне 2019 г.  В рамках работы по выявлению актуального сальдо по расчетам с поставщиками на 01.01.2019, мы получили от ООО «Минимакс»  дубликат товарной накладной на эту сумму, датированной декабрем 2017 г. Мы учли этот факт и в качестве входящего сальдо отразили только сумму аванса, которая действительно не была закрыта (что подтверждалось актом сверки со стороны ООО «Минимакс») по состоянию на 01.01.2019 = 2065,89.  Восстановление же учета 2017 г. в задачи, поставленные перед нами, не входило.

 10.              В разделе «движение средств по расчетам с поставщиками и подрядчиками» ревизоры приводят не полную информацию, а исключают данные о входящем сальдо по расчетам с указанными поставщиками, что искажает картину финансово-хозяйственной деятельности  в восприятии пользователей ревизионного отчета: например, в ООО «Атлантис» оплачено только 9220,98 руб, в то время, как получено услуг на 28.099,80 руб. В такой ситуации у ДПК должна сформироваться задолженность перед ООО «Атлантис». Но это не так, поскольку по состоянию на 01.01.2019 у ООО «Атантис» была задолженность перед ДПК,  сформировавшаяся вследствие перечисления аванса в сумме 18.878,82 руб. 05 декабря 2018 г., просто реизоры ее не отразили.

 11.              Электроэнергия

 Как и в отчете за 2018 г., ревизоры неверно указывают тут сумму начисления от ПСК по общим счетчикам, приравнивая ее к перечисленной сумме. Хотя на предыдущей странице, в разделе «Движение средств по расчетам с поставщиками и подрядчиками» она отражена верно: 3.992.594,43 руб.

 12.              В разделе, посвященном кадровому учету, ревизоры кратко упоминают, что он восстановлен с 01.05.2019, что не совсем сответствует действительности: он действительно начал восстанавливаться с момента начала нашей работы по договору, с 01.06.2019. Но восстановлены при этом все документы по действующим на этот момент трудовым отношениям. Ниже мы перечислим документы, которые представлены в кадровом учете сегодня (включая, но не исчерпываясь) и были представлены ревизорам: - трудовые договоры - карточки...

 Как относится к кадровому учету политика конфиденциальности, упомянутая в этом же пункте ревизорами, непонятно.

 ВЫВОДЫ:

 1.      Ревизионный отчет за 2019 год содержит ошибки, опечатки и противоречия. Налицо тенденциозность в представлении аналитических данных пользователям отчета, а также некомпетентность в вопросах, по которым ревизорами дается оценка.

 2.      В п.2 выводов ревизоры рекомендуют разработать регламент по заключению договоров с не членами кооператива, что не актуально — на данный момент заключение таких договоров действующим законодательством не предусмотрено (Ст.5 ФЗ-217), заключение договоров в письменной форме и порядке, утвержденном общим собранием — норма ФЗ-66, прекратившего действие с 01.01.2019, с введением ФЗ-217.

 В этом же пункте ревизоры рекомендуют  в связи с планируемым исключением садоводов из членов и началом поступлений от них, поменять объект налогообложения по применяемой ДПК УСН. Однако в пп.14 п.1 ст. 251 Налогового кодекса РФ указано: «При определении налоговой базы не учитываются следующие доходы: … в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) - источником целевого финансирования или федеральными законами: … в виде платы, вносимой собственниками и иными правообладателями садовых или огородных земельных участков, не являющимися членами товарищества, за приобретение, создание, содержание имущества общего пользования, за текущий и капитальный ремонт объектов капитального строительства, относящихся к имуществу общего пользования и расположенных в границах территории садоводства или огородничества, за услуги и работы товарищества по управлению таким имуществом в порядке, установленном Федеральным законом от 29 июля 2017 года N 217-ФЗ "О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" для уплаты взносов членами товарищества. (указанная норма введена Федеральным законом от 29.09.2019 N 321ФЗ).

 3.      Категорически не согласны с рекомендацией о «перерасчете» членских взносов за 2019 г. Расчет, приведенный ревизорами, содержит ошибки, исключение расходов из исполнения сметы производится по формальным основаниям. К уже приведенным в комментариях в ревизионному акту за 2018 г.  аргументам о том, что такое решение приведет к финансовому коллпсу в текущей деятельности, добавим, что формальная «экономия», то есть разница между начисленными взносами и понесенными фактически расходами, которую ревизоры предлагают «поделить», сняв часть начисленного взноса 2019 г., при сопоставлении фактически собранных в 2019 г. взносов и понесенных расходов оборачивается перерасходом: собрано по смете 2019 года 5.614.989 руб., а затрачено 5.819.685 руб., т. е. почти на 205.000 больше.

 4.      Альтернативой рекомендации ревизоров «произвести перерасчет членских взносов» предлагается следующее решение:

 1.                   Принять отчет об Исполнении сметы за 2019 г. в редакции, представленной правлением (с учетом исправлений, внесенных по требованию ревизоров), на сумму 5.819.685 руб. Акт ревизии за 2019 г. не принимать.

 2.                   Оставить размер членского взноса 2019 г. без изменений, 1350 руб. за сотку личной площади.

 3.                   Установить пени за просрочку в оплате членских взносов (если еще нет) // Произвести начисление пеней за просрочку в оплате членских взносов согласно положениям Устава за весь период просрочки должникам по состоянию на 01.05.2021.

 3.                   Правлению активизировать сбор задолженности по членским взносам 2019 г. (равно как и всем остальным задолженностям), с учетом пени, в том числе в судебном порядке.

 4.                   Собранные долги по членским взносам 2019 г. (и ранее), а также собранные пени направить на уставные цели по решению очередного общего собрания (дополнительные меры по благоустройству, снижение размера планируемых взносов будущих периодов и т. п.).

 Справочно: по состоянию на 01.05.2021  полная сумма задолженности по членским

 взносам до 2019 г включительно — 2.461.538 руб.

 Сбор этих долгов и направление их на финансирование будущих периодов позволит снизить нагрузку на садоводов почти на 474 руб. на сотку (2.461.538/519395 м.кв. личных земель), но это только при полном сборе указанной задолженности.

 Проверка за 2020 год

 1.      В Акте ревизии за 2020 г. ревизоры называют Морозову Д.М. Главным бухгалтером ДПК «Светлана», что неверно: договор на бухгалтерское обслуживание между ДПК

 «Светлана» и ООО «ЦБСО» не наделяет Морозову Д.М., как руководителя ООО «ЦБСО», функциями главного бухгалтера ДПК, не предусматривает передачи второй подписи в банке, принятия определяющих решений.

 2.      При упоминании о расчетах с подотчетными лицами ошибочно указан 2019 год (верно — 2020)

 3.      Ревизия указывает на кредиторскую задолженность в сумме 9.349.677,69 руб., отраженную по формальному счету 000 (технический счет для заведения остатков) по состоянию на 01.01.19, 01.01.2020, 01.01.2021, не расшифрованную ни в одном отчете. Перед началом ревизии (на первой встрече ревизора Захаровой О.А., председателя правления Герчиной Н.И. и бухгалтера Морозовой Д.М., в присутствии Мельниковой Е.В., бухгалтером были представлены, как вводные, данные анализа финансовохозяйственной деятельности ДПК «Светлана» за 5 лет (2015-2019) в виде балансов по фондам целевых средств, когда каждое движение — будь то оплата поставщику или начисление взносов и т. д. - относится к тому или иному фонду, направлению финансирования (членские, целевые по видам, электроэнергия), в результате чего можно сделать выводы о размере и структуре остатка целевых средств любого направления на отчетные даты. Было пояснено, что после проверки ревизорами, как наиболее компетентными органами ДПК, и утверждения этих отчетов общим собранием, результаты будут внесены в бухгалтерский учёт. Речь идет о разделении общей суммы целевых средств 9.349.677,69 руб. на 01.01.2019 (до итогов ревизии отраженных на техническом счете 000) на фонды (по направлениям их расходования) на счете 86.02 «Целевое финансирование». Отметим, что это уточнение не повлечет за собой необходимости внесения исправлений в отчеты в контролирующие органы, поскольку в них они сразу были отражены верно — как целевые средства. Упоминание об этой сумме как о кредиторской задолженности, которая требует расшифровки, говорит об отсутствии у ревизоров понимания самого механизма целевого финансирования (при том, что это неоднократно пояснялось в процессе ревизии) и составляющих его явлений, либо о попытке введения в заблуждение общего собрания с целью дискредитации лиц, ведущих учет.

 Говоря простым языком, остаток средств целевого финансирования (а это все деньги, что есть в ДПК) на отчетную дату являет собой ту сумму, которая останется у нас на руках (для расходования по назначению), если мы возьмем все деньги в наличии (в кассе и на расчетном счете), получим все причитающиеся нам долги (дебиторская задолженность) и раздадим все свои долги (кредиторская задолженность).  В нашем случае по состоянию на 01.01.2019 остаток целевых средств это: деньги в наличии (в кассе и на расчетном счете) = 5.037.125 руб. плюс дебиторская задолженность (долги садоводов перед ДПК) =  4.331.899 руб. минус кредиторская задолженность (сальдо наших долгов и авансов поставщикам и подрядчикам) = 19.346 руб.

 Проверяем: 5.037.125+4.331.899-19.346=9.349.679 руб.

 Вышесказанное неоднократно пояснялось ревизии в ходе проверки, сам баланс по целевым средствам, с расшифровкой этой суммы) был ей представлен еще до начала проверки, и в ходе ревизии, как и предполагалось составителем, в него вносились изменения (в части отнесения движений к тому или иному фонду), тем не менее, в итоговом ревизионном отчете эта сумма отражается как необъяснимая и следовательно ее наличие инкриминируется бухгалтеру как ошибка.

 4.      Указание ревизорами на отсутствие принятой на 2020 год сметы дает им основание называть отчет об использовании членских взносов в 2020 году «исполнением плана». Отметим, что в ФЗ-217 отстутствует такое понятие. Подменяя требуемый по закону «отчет об исполнении сметы» отчетом «об исполнении плана», можно прийти к тому, что отчет об исполнении сметы формально вообще не будет принят общим собранием.

 5.      Отражая фактически собранные в течение 2020 года членские взносы, ревизоры опять не указывают, что сумма сборов 4.821.071,50 руб. включает в себя и текущие взносы и задолженность по членским взносам предыдущих лет, хотя в 2020 году они четко разделяются в учете: за 2020 год собрано членских взносов 2020 года 3.781.248,24 руб., членских взносов предыдущих лет 1.031.892,34 руб., членских взносов 2021 г.

 7.930,92 руб.

 6.      Ревизоры указывают, что не могут подтвердить расходы по работам ИП Коркина А.В.

 на сумму 361.500 руб. несмотря на то, что оплата производилась безналично (с расчетного счета), что подтверждается выписками банка, отгрузка материалов (щебеночно-песчанная смесь) подтверждена накладными, а выполненные работы (работа трактора и транспортные услуги по перевозке дорожных материалов) подтверждены актами выполненных работ, причем все документы оформлены в установленном законом порядке и представлены ревизорам (в оригиналах, на фото, и в копиях). Единственное, что смогли инкриминировать ревизоры — отсутствие договора, плана работ и сметы, что не является обязательным в деловом обороте, тем более, когда речь идет о дорожных материалах в количестве одного наименования и работах одного вида. Причем при проверке 2019 года расходы по работам ИП Коркина А.В. были приняты ревизорами, несмотря на абсолютно аналогичную ситуацию с документами (подтверждены оплаты и отгрузка материалов/выполнение работ, договор отсутствует).

 Больше у ревизоров нет ни одного замечания к документам, подтверждающим расходы в рамках финансово-хозяйственной деятельности 2020 года.

 7.      Данные в аналитических таблицах ревизоров по видам взносов расходятся с данными в бухгалтерском учете, в них отсутствует единая методология: на 01.01.2018 г. долги садоводов указаны не в полном объеме: согласно данным базы 1С за 2018 г, на 01.01.2018 задолженность садоводов составляла не 3.526.878,51, как указано в акте ревизии, а 3.594.113 руб (ревизоры не включили в долги на 01.01.2018 вступительные взносы 44.500 руб и земельный налог на личные неприватизированные участки 22.735 руб.).

 На 31.12.2018 остатки долгов по вступительным взносам 77.500 руб. и земельному налогу 22.735 руб. также не отражены, что искажает верную сумму задолженности 4.331.899 руб.

 На 31.12.2019 долги по вступительным взносам 77.500 руб. и по земельному налогу 44.765 руб. уже отражены, но под названием «вступительные взносы». В колонке 2020 г. неверно указана итоговая сумма задолженности по членским взносам на 31.12.2020, поскольку к оплатам членских взносов добавлены оплаты и по земельному налогу, хотя остатки задолженности по земельному налогу указаны в разделе «вступительные взносы». Верная сумма задолженности по членским взносам на 31.12.2020 = 5.983.111 руб., по земельному налогу на неприватизированные участки = 33.950 руб., по вступительным взносам = 66.000 руб.

 Правильно в ревизионном акте за 2020 г. указана только сумма долгов по целевым взносам всех лет = 2.493.382 руб. и итоговая сумма задолженности садоводов перед ДПК на 31.12.2020.

 8.      Говоря об экономии по смете (называемой в отчете ревизии «планом») ревизоры не упоминают о происхождении/причине экономии.

 Так, экономия в размере 164.360 руб. была достигнута благодаря тому, что компетентность бухгалтерии позволила ДПК воспользоваться мерами

 государственной поддержки в связи с пандемией Covid-2019 (поскольку формально ДПК включен в официальный реестр малых предприятий, он имеет право на пониженный тариф страховых взносов в 2020 году).

 Экономия по налогу на прибыль в размере 10.000 сформировалась потому, что ДПК не перечисляло этот налог (ни в 2019, ни в 2020 г.). В Комментариях к ревизионному отчету за 2017 г. мы уже приводили аргументы, доказывающие, что в ДПК за проверяемые периоды отсутствуют поступления, подлежащие включению в налогооблагаемую базу, все операции по финансово-хозяйственной деятельности проводятся в рамках освоения целевых поступлений. Включение же налога на прибыль (как следствия коммерческой деятельности) в смету (как плана освоения целевых средств) являет собой грубейшую ошибку, поскольку одно из главных требований законодательства при осовоении средств целевого финансирования и целевых поступлений — раздельный учет таких поступлений и расходов, понесенных из них (пп.14 п.1 Ст.251 НК РФ).При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения. 

 ДПК, являясь некоммерческой организацией, не ограничена законодательно в ведении коммерческой деятельности, но только в рамках своих уставных целей (такой деятельностью будет считаться, например, взимание пеней за несвоевременную уплату взносов,  сдача в аренду общего имущества ДПК по решению общего собрания). Уплата же налога на прибыль (в случае ДПК — налога, уплачиваемого в связи с применением УСН) должна финансироваться именно из таких налогооблагаемых поступлений, а не из сметы членских взносов (как это было отражено в ревизионном акте за 2017 год).

 Еще один пункт экономии — 38.290 руб. (из 40.000 руб. запланированных расходов) также сформирован благодаря тому, что львиную часть расходов по данной статье, касающуюся ведения учета, берет на себя бухгалтерия. В 2020 году расходы ДПК по данной статье составили всего 1.710 руб, из них 1.470 руб. - на электронную цифровую подпись для сдачи отчетности в контролирующие органы, 240 руб — на пополнение счета аккаунта ДПК (расходы на сайт ДПК).

 9.      Дебиторская задолженность (наши авансы) по поставщикам (точнее, практически ее отсутствие) говорит о том, что по состоянию на 31.12.2020 у ДПК практически нет «замороженных» в авансах средств, все платежи поставщикам отработаны.

 Комментарии по имеющейся дебиторской задолженности приведены ниже: - 2.065,89 руб. должен в ДПК Минимакс еще с 2017 года. Бухгалтерия провела большую работу, восстановив документы 2017 года, по которым эта задолженность была вновь выявлена, отражена  в акте сверки и по договоренности с Минимаксом будет либо возвращена, либо покрыта материалами.

 -                      15.070,00 руб. — аванс в ООО «Комета» за лицензию по счетчикам АСКУЭ на 1 квартал 2021 года;

 -                      397,80 руб. и 2.374,40 руб — задолженность перед ДПК участников по договору простого товарищества по скважине №7.

 10.  Кредиторская задолженность (наши долги перед поставщиками) — это в основном долг ДПК за декабрь 2020 года (перед ООО «ДЭК» за содержание энергослужбы и перед АО ПСК, ошибочно указанной ревизорами как ООО). Долг перед Региональным оператором по вывозу мусора включает в себя несколько месяцев, поскольку акты по ним были переданы в ДПК только в 2021 году.

 11.  В пункте, посвященном ремонту дорог, ревизоры снова перечисляют, что отсутствует, не упоминая, что главные документы — подтверждение оплаты и подтверждение выполненных работ/отгруженных материалов — имеются в наличии и оформлены надлежащим образом. Что же касается отсутствующих документов/реквизитов/информации, то представляется конструктивным следующий подход: сначала ревизоры формулируют свои требования к оформлению документов по финансово-хозяйственной деятельности, превышающие/расширяющие/дополняющие требования закона, формируют их в виде локального нормативного акта, который принимается общим собранием, и передается для исполнения правлению. Только после этого можно говорить об отсутствии/несоответствии формальных признаков документов и основывать на этом свою оценку работы правления. Иначе получается, что требования ревизоров разнятся от года к году и нет никаких гарантий того, что выполнив все текущие требования, правление удовлетворит их в следующий раз, когда будут сформулированы новые.

 12.  Данные по движению средств по расчетам с поставщиками и подрядчиками (как и в ревизионном отчете за 2019 год) не дают полной картины для анализа без информации о сальдо взаиморасчетов на начало и конец периода, поскольку непонятно, почему именно оплата превышает выполненные работы или наоборот. Такой подход представляет пользователям ревизионного отчета — садоводам неполную/искаженную информацию, дающую неверное представление о финансовохозяйственной деятельности в ДПК.

 13.  Кадровый учет. Скупые полторы строки ревизоров скрывают огромную работу, проведенную бухгалтерией, по восстановлению кадровых документов, которые должны были существовать, а также по составлению текущих документов по кадровому учету, согласно требованиям законодательства и объему, оговоренному в договоре бухгалтерского обслуживания (ниже приводим перечень документов):

         Восстановленные трудовые договоры с сотрудниками

         Составленные вновь трудовые договоры

         Договоры подряда с физическими лицами

         Акты выполненных работ к договорам подряда с физическими лицами

         Дополнительные соглашения к трудовым договорам

         Личные карточки по форме Т-2 ( для всех работников)

         Соглашения на обработку персональных данных (для всех работников)

         Уведомление работников о выборе формы трудовой книжки

         Штатное расписание и приказ к нему

         Графики отпусков и приказы к ним (2019,2020,2021 года)

         Приказы на прием (для всех работников)

         Приказы на кадровые переводы

         Положение об оплате труда, приказ к нему и лист ознакомления с приказом

         Правила внутреннего трудового распорядка, приказ к нему и лист ознакомления с приказом

         Положение о защите, хранении, обработке и передаче персональных данных работников, приказ к нему и лист ознакомления с приказом

         Справка о передвижении и продолжении работы во время COVID-19

         Уведомления о начале ежегодного отпуска (для всех работников)

         Расчеты отпускных (для всех работников)

         Приказы на увольнения

         Записки-расчеты при увольнении 

         Приказ о режиме работы с 30.03.2020 по 30.04.2020 г

         Составление заявлений для работников (на прием, на увольнения, о ведении трудовой книжки)

         Уведомление о расторжении срочного трудового договора

         Приказы о премировании

         Справок и предусмотренные законодательством документы при увольнении: Исходящая справка о заработке для расчета пособий 182-н, Расчетный листок, форма СЗВ-М, справка 2-НДФЛ, выписка из СЗВ-СТАЖ.

         Приказ о внесении изменений в Положение об оплате труда

         Реестр приказов по личному составу, реестр отпусков, реестр договоров подряда

         Журнал учета выданных документов при увольнении

 По-прежнему не ясно, какое отношение к кадровому учету имеет положение о политике конфиденциальности.

 14.  Ревизоры предлагают признать работу правления неудовлетворительной, но не аргументируют, почему. На самом же деле благодаря правлению, председателю и сотрудникам ДПК текущая деятельность ДПК в 2020 году велась бесперебойно, несмотря на форс-мажорные обстоятельства в виде пандемии Covid-2019, которые существенно усилили нагрузку на инфраструктуру ДПК в связи с большим количеством садоводов, на время самоизоляции прибывших на свои участки. Работа всех структурных подразделений ДПК была налажена в абсолютно новых, критических условиях, с соблюдением жестких эпидемиологических требований. Выполнялись целевые программы (ВУУ и Водопровод). Большая работа проведена в совершенствовании учета.

 Складывается впечатление, что цель деятельности ревизоров — с дной стороны подорвать доверие садоводов к текущему правлению и бухгалтерии и с другой — сделать их работу невыносимой, путем запугивания преследованием за якобы нанесенный ущерб, выводы о котором основываются на несуществующих ошибках. Вместо того, чтобы помочь правлению в правильном и доскональном соблюдении всех формальностей, ревизоры пытаются по формальным основаниям обесценить неоспоримые результаты его деятельности. Безусловно, работы еше много, есть, что улучшить по всем направлениям. Но текущий состав ревизии явно не настроен на конструктивную работу.

 15.  Ревизоры снова рекомендуют «провести работу по выявлению нецелевого использования членских взносов», в то время как это задача ревизионной комиссии, и она случае нецелевого использования средств не выявила ни в 2018, ни в 2019, ни в 2020 году.

 16.  Приводится рекомендация правлению «определить методику начисления целевых взносов», что по сути является финансово-экономическим обоснованием взносов, принятие которого относится к исключительной компетенции общего собрания.

 17.  Ревизоры отмечают, что работы по строительству водопровода и установке ВУУ не выполнены в срок 2017-2019 гг., отмечая, что сумма недосбора по электроэнергии возрастает от года к году. В то же время рекомендуют проводить дополнительную экспертизу проведенных работ, хотя это довольно дорогостоящее мероприятие. Целевая программа по установке ВУУ практически выполнена. В 2020 году сумма недосбора по электроэнергии практически не выросла по сравнению с предыдущим годом, в то время как в предыдущие годы росла на десятки процентов ежегодно.  А несвоевременное выполнение целевых программ по Водопроводу и ВУУ объясняется не только форс-мажором в виде пандемии, который существенно ограничил возможности проведения работ. Ранее ревизоры приводили данные по остаткам денежных средств в целевых фондах на ВУУ (256.856 руб.) и Водопровод (1.433.468 руб.), но без полной картины состояния всех фондов ДПК эти данные создают искаженное впечатление, что деньги есть, а работы почему-то не делаются. На самом деле нужно принимать во внимание, что деление денег по целевым фондам носит условный характер и существует только в учете. Фактически же все денежные средства находятся на расчетном счете (и незначительный остаток в кассе ДПК).

 На 31.12.2020 остаток денежных средств ДПК в наличии составлял 1.908.890 руб.

 Как справедливо указывают ревизоры, из них на долю фонда целевых взносов на ВУУ приходилось 256.856 руб., а на Водопровод 1.433.468 руб. Однако ревизоры не упоминают, что остаток средств по потребленной электроэнергии (а точнее, их нехватка, поскольку это отрицательный остаток, показывающий, сколько денег взято из других фондов, чтобы покрыть недосбор по электроэнергии) достиг почти минус 7 миллионов рублей (включая все недосборы за все годы, начиная с 2015). Эти деньги взяты из фондов- «доноров», в основном — членских взносов (в исполнении сметы они отражаются как непредвиденные расходы), но в годы, когда по фонду членских взносов потрачено больше, чем собрано (как, например, в 2020 году), получается, что и из фондов целевых взносов, в том числе старых лет и вступительных взносов. Ниже приводится структура остатков денег ДПК на 31.12.2020 по фондам:

 

Вступительныe взносы

71 500

Членские взносы (всех лет), без учета финансирования недосбора ээ

5 367 298

Старые целевые взносы

1 820 289

Целевые взносы на ЭЛЕКТРОУЗЛЫ

256 856

Целевые взносы на ВОДОПРОВОД

1 433 468

Электроэнергия (оплачено в ПСК минус собрано с садоводов)

-6 997 748

Прочие (вклад в ДЭК и долги нам по простому товариществу)

-42 772

Всего на расчетном счете и в кассе ДПК на 31.12.2020

1 908 890

 Отсюда вывод: целевые взносы помогали ДПК беспрерывно исполнять свои обязательства по текущей деятельности, содержать инфраструктуру и обеспечивать садоводам подачу электроэнергии, это одна из причин, по которым задерживалось выполнение целевых программ.

 Второй вывод — благодаря строгому учету всех операций ДПК в разрезе фондов (направлений финансирования) очевидны приоритетные направления работы с должниками, и теперь, когда программа ВУУ практически выполнена, для этого будут все условия.

 Третий вывод: с учетом наличного остатка на 31.12.2020 и размеров задолженности ДПК перед поставщиками за 2020 год (676.129 руб), а также текущей финансовой нагрузки на ДПК в 2021 г., при том, что многие садоводы не торопятся сдавать взносы, а ждут результатов ревизии и общего собрания, призывать к перерасчету взносов за 2018, 2019 и 2020 годы означает ввергнуть ДПК в финансовый коллапс (даже если потратить все остатки целевых взносов на текущую деятельность), поскольку те, кто еще не сдали взносы, останутся их должны уже в меньшем объеме (и не факт, что поторопятся со сдачей), а те, кто уже их сдали в надлежащем объеме, окажутся в ситуации переплаты и в лучшем случае просто не будут сдавать деньги в текущем периоде, а в пределе — запросят свои переплаты обратно.

 Безусловно, снижать нагрузку на добросовестных плательщиков, компенсируя им годы расходов на покрытие недосбора недобросовестных садоводов, необходимо, и это является приоритетной задачей правления. Но такую работу надо проводить планомерно, не допуская коллапса, который вообще может исключить возможность решения этой задачи.

 18. С учетом вышесказанного, как альтернатива рекомендациям ревизоров предлагаются следующие решения:

 1.  Работу правления за 2018, 2019, 2020 гг признать удовлетворительной.

 2.  Принять отчет об Исполнении сметы за 2020 г. в редакции, представленной правлением (с учетом исправлений, внесенных по требованию ревизоров), на сумму 56.348.413 руб. Акт ревизии за 2020 г. не принимать.

 2.                   Оставить размер членского взноса 2020 г. без изменений, 1350 руб. за сотку личной площади.

 3.                   Установить пени за просрочку в оплате членских взносов (если еще нет) // Произвести начисление пеней за просрочку в оплате членских взносов согласно положениям Устава за весь период просрочки должникам по состоянию на 01.05.2021.

 3.                   Правлению активизировать сбор задолженности по членским взносам 2020 г. (равно как и всем остальным задолженностям, в том числе по электроэнергии), с учетом пени, в том числе в судебном порядке.

 4.                   Собранные долги по членским взносам 2020 г. (и ранее), а также собранные пени направить на уставные цели по решению очередного общего собрания (дополнительные меры по благоустройству, снижение размера планируемых взносов будущих периодов и т. п.).

 Комментарии по Приложению №1 к акту ревизии за 2020 год.

 В Приложении ревизоры в основном повторяют все претензии, которые были перечислены ими в самих актах ревизии. Однако, появляются и новые замечания, правда, без указания конкретных ситуаций, когда, по мнению ревизоров, было нарушение.

 На стр. 10 Приложения имеется пункт «Бухгалтерский учет ведется без учета условий Договоров с использованием счета 60.02 (авансы), при оплате не соблюдается договорной размер авансов.

 Поясняем: по договору бухгалтерского обслуживания исполнитель (то есть бухгалтерия) производит оплату по распоряжению заказчика (в лице председателя правления ДПК). То есть бухгалтерия ни в коем случае не решает сама, сколько и кому оплатить.

 Второй момент: ревизоры не привели ни одного примера «нарушения договорного размера авансов», это голословное утверждение, призванное вселить в садоводов-пользователей отчета ревизии убеждение в том, что совершено серьезное нарушение.

 Третий момент: оплаты отражаются на счете 60.02 (авансы) в силу того, что в большинстве случаев сначала производится оплата (счет на которую и соответствующее распоряжение поступает по электронной почте или передается в бухгалтерию лично председателем). Акты выполненных работ (или другие документы, «закрывающие» перечисленные авансы) передаются в бухгалтерию в оригиналах обычно значительно позднее, поскольку их сбор требует от председателя значительный временных затрат (напомним, что текущей бухгалтерии пришлось оказывать помошь в сборе закрывающих документов начиная еще с периода правления председателя Белкина С.А.).

 Самое главное — в итоге в учете отражены и оплаты, и закрывающие их документы, и в конечном счете — актуальное состояние взаиморасчетов. Единственное, что смогли инкриминировать в этом отношении бухгалтерии ревизоры, - что документы «не перепроводились». Тут мы согласны, если их перепровести, итоговый остаток сохранится, а движения будут выглядеть «красивее». Но мы имели приоритетом своевременно подготовить и представить ревизорам и общему собранию отчеты за 2018 (который мы совсем не вели), 2019 г (который мы вели с июня) и 2020 гг, собирая недостающие документы с 2017 г. и сделали это в максимально сжатые сроки, не приостанавливая при этом ни на день текущую работу.  Надо отметить, что в ходе работы с ревизором над этими отчетами, мы неоднократно получали восхищенные комментарии об объеме и качестве проделанной работы, тем более удивительно было получить в итоге тот документ, который мы сейчас комментируем. На стр. 11 ревизоры снова поднимают тему о сумме 9.349.677,69 руб., (подробно мы разбирали этот вопрос в п.3 наших комментариев к ревизионной проверке за 2020 год), но теперь ревизоры совершенно ошибочно называют ее «общей задолженностью всех собственников ДПК «Светлана», что еще раз подчеркивает отсутствие у ревизоров понимания экономической сути и методологии учета целевых средств.

 На стр. 11 ревизоры ошибочно указывают, что взносы собственников, не являющихся членами ДПК, рассматриваются как коммерческая деятельность. Подробно этот вопрос мы комментировали в п.2 наших выводов в комментариях к ревизионной проверке за 2019 г. Кратко напомним: согласно пп.14 п.1 ст. 251 Налогового кодекса РФ взносы не-членов не включаются в налогооблагаемую базу. Мы предоставили данную информацию ревизорам, однако они не сочли нужным скорректировать свою позицию, выдавая рекомендации, основанные на некомпетентном подходе и потенциально приводящие к ненужным расходам (как это было в 2017 году) садоводов.

 Кадровые рекомендации ревизоров также являются предметом для дискуссии. Что касается трудового договора председателя правления, то он и так носит срочный характер (о чем ревизоры не упоминают).

 Упомянутые на стр. 12 Приложения 1 СНТ СН и ТСН — это не формы собственности, а организационно-правовые формы.

 Положение об оплате труда является обязательным кадровым документом, отсутствие которого влечет наложение на организацию штрафов со стороны контролирующих органов. Поэтому, в силу его отсутствия в кадровых документах ДПК, мы подготовили его в наиболее нейтральном виде. При начале работы ревизоров этот документ в числе прочих был им представлен и предложен к доработке для дальнейшего утверждения общим собранием. Далее ревизоры говорят о членских взносах и ссылаются на ФЗ-217 и закрытый перечень расходов, на которые они могут быть использованы. Во-первых, ФЗ-217 действует с 2019 года, соответственно на финансово-хозяйственную деятельность 2018 года не распространяется, она регулировалась ФЗ-66. Во-вторых, само понятие «непредвиденные расходы» не несет информации о конкретном назначении этих расходов, а только указывает, что их появление не было предусмотрено.  Поскольку структура сметы, которая была взята за основу отчета об исполнении сметы за 2019 и 2020 гг, составлена еще до 2018 года, безусловно, она не могла соответствовать требованиям ФЗ-217, а отчитываться по другой форме у правления не было оснований (принята была именно такая смета).

 В дальнейшем, когда ДПК будет принимать смету на 2021 г., ее структура и форма будет соответствовать требованиям ФЗ-217, текущие непредвиденные расходы, понесенные в течение сметного периода, можно будет относить на наиболее подходящую статью, соответствующую  п.5 ст 14 ФЗ-217.

 Предложение ревизоров установить целевой взнос для покрытия предложенных ими расходов (недосбор по электроэнергии, оценка и постановка на баланс ДПК активов, анализ документов и восстановление документооборота, оплаты ревизорам) указывает на ошибочное понимание ревизорами природы деления взносов на целевые и членские. ФЗ-66, действовавший до ФЗ-217, давал такое определение более четко: членские взносы — на расходы по смете текущего года, целевые — на создание имущества общего пользования. То есть результатом сборов целевых взносов должно явиться создание (или модернизация, например) объекта имущества. ФЗ-217 несколько расширяет и конкретизирует направления возможного расходования целевых взносов (приведем п.6 ст 14 полностью):

 «6. Целевые взносы... могут быть направлены на расходы, исключительно связанные:

1) с подготовкой документов, необходимых для образования земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в целях дальнейшего предоставления товариществу такого земельного участка;

 2)                  с подготовкой документации по планировке территории в отношении территории садоводства или огородничества;

 3)                  с проведением кадастровых работ для целей внесения в Единый государственный реестр недвижимости сведений о садовых или огородных земельных участках, земельных участках общего назначения, об иных объектах недвижимости, относящихся к имуществу общего пользования;

 4)                  с созданием или приобретением необходимого для деятельности товарищества имущества общего пользования;

 5)                  с реализацией мероприятий, предусмотренных решением общего собрания членов товарищества.»

 Как мы видим, направления расходования так или иначе связаны с имуществом общего пользования — будь то земля, объекты недвижимости или что-то еще.. А к мероприятиям, упомянутым в пп.5, можно отнести, например, мелиорацию земель.

 Сами расходы, которые предлагаются ревизорами к включению в такой целевой взнос также вызывают вопросы

 1.      покрытие расходов за неоплаченную членами ДПК энергию.  Очень спорный вопрос. Предлагая собирать деньги на покрытие таких расходов, да еще и целевым образом, мы даем сигнал неплательщикам по электроэнергии «можете и дальше не платить, мы за вас уже скинулись!». Одно дело зарезервировать под это часть членского взноса, с обязательным условием, что те мероприятия по текущей смете, которые не удалось выполнить из-за того, что денежные средства были отвлечены на временное покрытие недосбора (по сути — «кассового разрыва»), будут обязательно выполнены, когда средства с неплательщиков будут собраны. Либо эти средства можно будет направить на любые цели, определенные общим собранием, поскольку они являют собой экономию по смете. Но не собирать целевые взносы для погашения долгов неплательщиков.

 2.      оценка и постановка на баланс активов ДПК. Мы не зря начали свои комментарии с 2017 г. - именно в акте ревизии за 2017 год ревизоры в том же составе отражали, что балансовая стоимость имущества погашена амортизацией. В учетной базе, переданной в бухгалтерию в 2019 г., на балансе ДПК не числилось ничего. Но теперь ревизоры предлагают заказать оценку имущества, списанного с баланса под их же контролем. Оценка имущества — это мероприятие, которое проводится силами лицензированной организации, соответственно, собственными силами ДПК не обойдется, необходимо привлекать стороннюю организацию и нести соответствующие расходы.

 На наш взгляд, расходы на оценку имущества не обязательны. Есть более щадящие в плане расходов способы восстановить в учете стоимость основных средств. Мы с самого начала работы ревизии говорили об этом и предполагали, что вместе с ревизионной комиссией и правлением выработаем план мероприятий, направленных на актуализацию данных об имуществе общего пользования, включающий его инвентаризацию, восстановление информации о его создании/приобретении по сохранившимся документам, выработка учетной политики в его отношении и т. д.)...

 3.      анализ предоставленных документов и восстановление отсутствующего документооборота за период 2018-2020 гг. с целью определения их правомочности (сокращаем). Этот пункт вызывает наибольшее недоумение. Анализ предоставленных документов — это задача ревизии и она ее только что выполнила (другой вопрос, с какими результатами, но тем не менее). Восстановление отсутствующего документооборота за 2018 и 2019 год было практически полностью выполнено председателями и бухгалтерией. За 2020 год нет ни одной операции, документы по которой бы отсутствовали (единственный пункт расходов, который ревизия не приняла — дорожные расходы, по которым есть и подтверждение безналичной оплаты, и накладные/акты выполненных работ, нет только договора, который не обязателен). А правомочность понесения этих расходов может определить только общее собрание, путем принятия отчета об исполнения сметы. Кому и за какие деньги ревизия предлагает поручить эти задачи — непонятно.

 4.      оплата работы ревизоров  как вид расхода вполне укладывается в позиции, финансируемые из членских взносов.

 Таким образом, необходимость в принятии целевого взноса, предложеного ревизией, вызывает сомнения.

 Рекомендация по штатному расписанию, отраженная на стр.13 Приложения №1, уже принята бухгалтерией и в штатное расписание внесены соответствующие корректировки, утвержденные председателем, хотя никаких рисков и предыдущая форма не несла. Об этом  сообщено ревизорам еще до подписания ими ревизионного акта, исправленное штатное расписание представлено, тем не менее это замечание осталось в тексте акта ревизии.

 На стр.13 ревизоры снова повторяют уже упоминавшееся на стр. 11 замечание касательно суммы 9.349.677,69 руб. по техническому счету 000 (подробные пояснения по ситуации приводятся в  п.3 наших комментариев к ревизионной проверке за 2020 год). Непонятно, к чем уприводится упоминание о собственниках бизнеса, в документе, посвященном некоммерческой организации.

 Далее ревизоры пишут, что инвентаризация обязательство не проводилась. Здесь необходимо уточнить: фактически инвентаризация обязательств проводится в ДПК постоянно:

 бухгалтерия запрашивает акты сверок с поставщиками, в том числе за предшествующие периоду обслуживания годы, готовит и проводит сверки с членами ДПК по из взаиморасчетам с ДПК, проводит регулярные сверки с контролирующими органами, добиваясь возврата неверно уплаченных в предыдущие периоды сумм налогов и взносов (в 2020 году возвращено в ДПК из бюджета 11.626,30 руб.). Поэтому информация об обязательствах ДПК и перед ДПК является максимально актуальной, насколько это возможно.

 На стр. 14 ревизоры на основе анализа оборотов по счету 60 делают глобальный вывод о том, что работа по договору бухгалтерского обслуживания ведется исполнителем по окончании расчетного периода.

 Как мы уже поясняли выше, оплаты с расчетного счета ДПК «Светлана» производятся нами по распоряжению председателя практически всегда день-в-день с распоряжением, чтобы обеспечить непрерывность деятельности ДПК. А акты выполненных работ и прочие закрывающие документы разносятся в программу после того, как будут представлены в бухгалтерию, что иногда занимает существенное время. К тому же это справедливо далеко не по всем контрагентам. И самое главное — никаких интересов членов ДПК «Светлана» порядок проведения бухгалтерских документов в программе не нарушает, на сальдо взаиморасчетов  это не влияет.

 Ревизоры указывают, что им не представлены решистры бухгалтерского учета. На самом деле регистры представлены ровно в запрошенном объеме, причем многие из них — неоднократно, поскольку были утеряны ревизорами, либо ревизоры не могли открыть файлы с регистрами. Поскольку все регистры были сформированы из учетной программы 1С, все реквизиты, указанные ревизорами, в них содержались. Ревизоры и сами указывают только на то, что переданные им регистры не содержали данные о о должностном лице, составившем данные регистры, и его подпись. Касательно этих претензий поясняем следующее:

 все данные, которые передавались ревизорам передавались только бухгалтером Морозовой Д.М. в основном по актам приема-передачи, на которых имеется подпись передающего лица и печать организации-исполнителя по договору бухгалтерского обслуживания (ООО «ЦБСО»). Регистры, особенно большого объема, передавались в электронном виде (в файлах), в виде записей на флэш-носитель ревизора или направлялись на электронную почту ревизора. Выставление подписи ответственного лица при передаче электронных документов представляется затруднительной (разве что только по ЭДО, но в рамках ревизии нам и в голову не могли прийти те претензии, которые отражены ревизорами в акте ревизии). К тому же за все время проведения ревизии и передачи регистров (с февраля по апрель 2020 г) ревизоры принимали регистры без единого упоминания о своих требованиях к их форме передачи.  Невероятное ужесточение требований после того, как все уже получено  — отличительная черта ревизионной комиссии данного созыва.

 Отдельно хочется отметить претензию о том, что во время проверки данные бухгалтеркого учета менялись — это происходило из-за того, что в учет и в годовые отчеты вносились изменения по требованию самой ревизионной комиссии (мы подробно поясняли это в комментариях к годовым отчетам), тем более, что эти исправления носили характер уточнения статьи расходов и не имели никакого влияния на общие итоги.

 В конце Приложения 1 ревизоры указывают, что не имели возможности провести проверку соответствия первичных документов данным бухгалтерского учета, хотя именно этим и занимались несколько месяцев. Наверное, надо было бы уточнить, что это касается только основных средств и капитальных вложений, но тогда претензия не была бы такой внушительной.

 Говоря об учете основных средств в ДПК необходимо пояснить следующее:

 Нам, как новой бухгалтерии, приступившей к работе с июня 2019 г., пришлось работать в очень сложных относительно учета основных средств условиях: на балансе ДПК основных средств не значилось (в программе 1С, переданной нам, упоминания о них отсутствуют), какие-либо документы по ним  в бумажном виде (карточки ОС, инвентаризационные описи) нам не передавались, учетная политика не передавалась. 

 Вопрос учета основных средств в садовых товариществах вообще очень сложен и не регулируется однозначно. По ФЗ-66 имущество общего пользования, созданное на целевые взносы, является общим имуществом граждан и постановке на баланс юридического лица не подлежит (см., напр., письмо Минфина от 21 ноября 2012 г. N 03-05-05-01/68). С другой стороны, ФЗ-217 указывает, что имущество, созданное в период действия указанного ФЗ (то ест с 2019 года), принадлежит на праве общей долевой собственности собственникам земельных участков (то есть опять основания для отражения его на балансе юридического лица отсутствуют). Поскольку капитальные вложения (то есть создание системы АСКУЭ и реконструкция водопровода) в 2018 - 2020 гг производилась из целевых взносов, то ни по ФЗ-66, ни по ФЗ-217 нет оснований отражать его на балансе юридического лица ДПК. Мы считаем сбережение имущества общего пользования, созданного на взносы поколений садоводов ДПК за многие десятки лет — приоритетной задачей правления и нашей, как учетного подразделения. В связи с этим мы изложили правлению вышеуказанные соображения сразу, как приступили к работе с ДПК «Светлана», но в итоге окончательное решение вопроса с порядком учета имущества общего пользования было отложено до ревизионной проверки, на которую мы возлагали большие надежды в плане плодотворной работы с компетентными коллегами, по итогам которой мы выработаем учетное решение, максимально отвечающее задачам защиты интересов садоводов.  Вместо этого, потратив три очень напряженных месяца на выполнение огромного объема работы, помимо основной нагрузки, абсолютно открытые навстречу любым пожеланиям и требованиям ревизоров, мы получаем акты ревизии, в которых сочетаются некомпетентность, неаккуратность и тенденциозность, которые и вызвали наш комментарий. Считаем, что приняв такие акты ревизии, садоводы ДПК сильно повредят своим интересам.